мы, вообще говоря, понимаем все двухплечевые тенсионные метательные машины (см. Классификацию метательных машин; той же терминологии придерживается и античный механик Битон, который называет Зопира Тарентского (ок. До.э.) выдающимся строителем "гастрафетов" мощных станковых стрелометов и камнеметов на основе большого лука). Однако, в данной статье из всех разновидностей двухплечевых тенсионных метательных машин нами будет подробно рассмотрен лишь гастрафет в узком смысле слова,.е. Его базовый, ручной вариант. Общий вид, гастрафет (греч.

Gastraphetes, "брюшной лук" или, точнее, "метатель животом был изобретен приблизительно в 400. Сиракузский тиран Дионисий готовил город к обороне от карфагенского вторжения. В Сиракузы были приглашены лучшие механики и инженеры греческого мира. Результатом мозгового штурма явился гастрафет ручное метательное оружие на основе мощного лука. У Диодора упоминается осада крепости Мотия на западном берегу Сицилии в 397. До.э., когда участие в бою приняли некие новые метательные машины, с помощью которых было отбито нападение флота известного карфагенского полководца Гимилькона. Принято считать, что этой военной новинкой стали именно гастрафеты. Единственным греческим источником, который содержит подробное описание этого оружия, является трактат Герона "Belopoeica" ( ). Своеобразное греческое название трактата переводится примерно как "Героновская редакция "Устройства метательных машин" Ктесибия но чаще западные исследователи переводят достаточно вольно и компактно "Об артиллерии а иногда оставляют без перевода. В русской традиции принято "Об изготовлении метательных орудий" или короче "О метательных машинах". Этому трактату и следуют современные технические описания и реконструкции гастрафета.

Двумя основными частями гастрафета являются деревянный ствол и тугой композитный лук. Ствол, в свою очередь, состоит из двух частей. К нижней, неподвижной части, ложу (греч. Верхняя, подвижная часть затвор (греч. ) имеет примерно ту же длину, что и ложе, и свободно скользит вдоль него. Затвор крепится к ложу при помощи рейки, имеющей профиль "ласточкин хвост" (трапеция которая входит в паз соответствующего профиля (охватывающий ласточкин хвост, профили. 3 справа вверху собранный из двух реек на ложе. На ложе прикреплены два прямых храповика, а на затворе собачки, входящие в зацепление с зубьями храповиков и удерживающие затвор во взведенном положении. Также на затворе установлен спусковой механизм, состоящий из качающейся клешни, зацепляющей тетиву, и расположенного перпендикулярно продольной оси затвора спускового рычага. Отведя этот рычаг назад и тем самым убрав его из-под тыльной стороны клешни, стрелок освобождал тетиву и производил выстрел.

И храповики, и собачки, и спусковой механизм изготовлялись из металла, скорее всего из бронзы (рис. Гастрафет (по Шрамму в казенной части ложе гастрафета имело горизонтально прикрепленный дуговой сегмент (греч. Этот сегмент служил для того, чтобы заряжать гастрафет. Дело в том, что лук у гастрафета для повышения мощности был специально сделан очень тугим и натянуть его руками не представлялось возможным. Поэтому заряжали гастрафет, навалившись животом на казенную часть с дуговым сегментом, а противоположный конец с выступающим вперед затвором уперев в землю (рис. . При этом затвор начинал скользить назад до тех пор, пока собачки не входили в зацепление с какой-либо парой зубьев на прямых храповиках, прикрепленных к ложу. Стрелок помещал стрелу в продольный пропил на верхней поверхности затвора перед тетивой, целился и, отведя спусковой рычаг назад, производил выстрел. Заряжание гастрафета (по Шрамму). Поскольку главным "энергоносителем" гастрафета является лук, его характеристики представляют основной интерес для оценки эффективности данного оружия. По мнению немецкого исследователя начала. Шрамма, луки всех античных тенсионных машин были изготовлены из упругой стали и имели палинтонную форму, то есть в свободном состоянии их плечи прогибались вперед, выступая за касательную, проведенную к центральной точке лука (см.

Исходя именно из этого предположения, Шрамм изготавливал свои модели гастрафетов в первой четверти. Лук палинтонной формы (по Марсдену). По мнению современного исследователя. . Марсдена, предположение о материале лука является ошибочным. Опровергая Шрамма, Марсден рассуждает следующим образом. Если бы еще на рубеже V и., во время изобретения гастрафета, в нем был применен металлический лук, едва ли несколькими веками позже механик Филон, описывая в своей "Belopoeica" чудо-машину Ктесибия, стал бы дивиться бронзовым пружинам вместо традиционных органиковолоконных торсионов.

Экспериментальная машина Ктесибия с бронзовыми пружинами, по мнению Марсдена, была единственным в своем роде орудием, удивлявшим именно смелостью инженерного замысла: попыткой использовать для метания снарядов упругость металла, а не торсионов из жил животных или человеческих волос. А если бы в гастрафетах и других тенсионных приспособлениях издревле использовался металл, да не просто металл, а упругая (т. Низкоуглеродистая) сталь, то более поздняя машина Ктесибия на бронзовых упругих элементах смотрелась бы скорее архаизмом, неуклюжим паллиативом, нежели технической новацией. Сомнения вызывает также и адекватность технологического уровня античной металлургии V-IV. Поставленной задаче изготовлению прочных и гибких стальных полос длиной до метра и более.

Наконец, если бы упругость металла удалось использовать еще в гастрафетах, не вполне убедительно смотрелся бы имевший в действительности место переход на торсионные машины. Одно дело перейти от композиционных луков к торсионам здесь налицо очевидный выигрыш в мощности. Другое дело изначально располагать стальными луками, имеющими значительный конструктивный резерв повышения мощности и ставящими под вопрос целесообразность использования торсионов вообще. Таким образом, следует остановиться на вполне разумном и логичном предположении, что в гастрафете использовался именно мощный композиционный лук и ничто иное. Этот лук, согласно общераспространенному мнению, пришел в Грецию из Скифии и состоял из трех основных слоев. Основанием и центральным слоем такого лука служила деревянная заготовка соответствующей формы. Изнутри заготовка обклеивалась роговыми пластинками, снаружи сухожилиями крупных рогатых животных (см. Композиционный лук (по.Макьюэну,.Л.Миллеру,.Бергману). Такая конструкция гарантирует отличные динамические характеристики. "Сухожилия имеют высокий предел прочности на разрыв, составляющий около 20 кг/кв.

Примерно в четыре раза больше, чем у древесины, из которой делается лук сообщают исследователи.Макьюэн,.Л.Миллер,.Бергман (статья "Конструкция и изготовление древних луков" ). И, далее: "В составном луке разумно используются свойства материалов, из которых он изготовлен. Сухожилия на спинке лука испытывают растягивающее напряжение. Роговые пластины, имеющие максимальный предел прочности около 13 кг/кв. Мм (примерно вдвое больше, чем твердая древесина предназначены для работы на сжатие.

Роговые пластины также имеют высокий коэффициент упругого восстановления или способность приобретать первоначальную форму после снятия нагрузки. Благодаря гибкости этих материалов короткие, легкие, упругие плечи лука способны накапливать при натяжении большое количество энергии. Кроме того, гибкие плечи составного лука дают возможность значительно увеличить длину натяжения тетивы, не увеличивая общую длину оружия.". Шрамм, однако, совершенно прав в том, что в гастрафете использовался лук именно палинтонного типа (греч. поскольку плечи практически любого лука описанной конструкции будут при снятой тетиве под воздействием упругости жил выгибаться в сторону, противоположную стрелку. Интересно, что такие луки были столь туги, что натянуть на них тетиву становилось весьма небанальной задачей. Марсден, однако, подметил, что сама конструкция гастрафета предоставляет возможности ее относительно простого и технологичного решения. Схема установки тетивы на гастрафет (по Марсдену).

А именно, для натяжения боевой тетивы следует использовать тетиву вспомогательную (см. 7 укрепленную на плечах лука при помощи специальных хомутов. При этом затвор вначале выдвигается в крайнее переднее положение, на плечи лука при помощи хомутов надевается вспомогательная тетива и зацепляется клешней спускового механизма. Затем стрелок в обычной манере наваливается животом на полукруглый сегмент в казенной части и взводит гастрафет. После чего на выгнувшиеся должным образом плечи лука можно натянуть боевую тетиву, а вспомогательную удалить вместе с хомутами. Максимальную эффективную дальность гастрафета Марсден оценивает в 200-250 ярдов (т.е. При этом подчеркнем, что речь идет именно об эффективной дальности, которая, конечно же, значительно меньше максимальной дальнобойности. Так, эффективную дальность стрельбы из обычного греческого композиционного лука Марсден пессимистично оценивает в 50 ярдов (45 м). Если эти оценки верны, то легко себе представить, какие выгоды сулили гастрафеты той стороне, которая располагала ими в первые годы после изобретения этого оружия!

Особенно при осаде и обороне укрепленных пунктов. Гастрафет позволял поражать воинов противника, оставаясь вне пределов действия их луков и пращей, и тем самым произвел психологическую революцию в военном деле Античности. По сообщению Плутарха Изречения царей и полководцев сын Агесилая Архидам (361-338. "увидев стрелу катапульты, только что изобретенной в Сицилии сказал: "Великий Геракл! Вот и конец воинским доблестям". Учитывая, что Плутарх жил несколькими веками после Архидама, в эпоху очень широкого использования именно катапульт, и, не будучи человеком военным, мог не различать их с гастрафетами, а также принимая во внимание годы жизни Архидама, можно предположить, что в действительности страхи.

Подпишитесь на наши новости