Рита бери, товарищ, арбалет, Десяток острых стрел, Рапиру, виски, теплый плед, и за водораздел! Драконы спрятались в каньон, Услышав нашу речь! Идем в поход, мой друг Вийон! Ты наточил свой меч? Мы ждали сотни долгих лет.

И все не «very well»! Но, слава богу, арбалет, пока не заржавел. И шпага, в общем-то, цела (Зазубрины не в счет)! Нас ждут великие дела, И слава, и почет, Пятьсот, шестьсот великих дел, Открытий и чудес. Так где же наш водораздел? Простыл и след, Нырнул, должно быть, в Нил, а ты напрасно арбалет. Вчера всю ночь чинил! Точил напрасно свой клинок, И панцирь начищал: Мы проиграли видит Бог, несыгранный финал, но это, может быть, пройдет. И нас заждется Ад?

Ведь арбалет и шпага вот! А где-то тут еще стилет, А также булава! Бери, товарищ, арбалет, нас нынче ждет Москва, Константинополь и Эфес, Мартиника и Дно! И с неба звонким фа-диез, тебе поют давно. Так вспомни все, от «Аз» до «ять» Пусть сгинут Мрак и Мгла! Цела у шпаги рукоять? Счастливый вытянув билет, Пойдем и победим.

Бери стилет и арбалет Готовься, Никодим Медведев Сергей * Ребро сгибается, как лук, И сила многих тысяч рук Натягивает жилы. А сердце сердце как стрела, Что смело пущена была Вот этой самой силой. Ее внимательный стрелок Уж не запустит в потолок В мальчишеском усердье. Она сквозь темень и метель Найдет желаемую цель, Сразит без милосердья. Шаламов Варлам * Стрельба из лука это, брат, такая штука: И загогулина тебе, и закорюка, И, как считает наша славная наука, Нам нету равных в ней от Анд до Бузулука. Считает Запад: мы ленивы и затасканы.

Но им известно: в нас бушует кровь татарская. Не зря ж татары триста лет, башибузуки, Россию гнули, как свои большие луки. С тех пор прошло немало дней в кровосмешенье И нам никак не промахнуться по мишеням. Ведь даже Горький, наш писатель пролетарский, Твердил, что «мать» мы произносим по-татарски. О, это слово, эти гневные три звука Дают нам силы, чтоб вовсю стрелять из лука! Оно поило Русь века своим нектаром, А если так тогда спасибо всем татарам! К чему я это? А вот ты идешь, затарен, Глаз косишь а я вижу: свой, татарин.

Не иностранец, не какой-нибудь япошка, А наш, родимый, отатаренный немножко. А то, что глаз прикрыт, так это не докука: Так людям просто легче целиться из лука. Узнаем мы друг друга и за Гибралтаром По этой явной принадлежности к татарам. Прошли мы с нею и сквозь войны и мытарства И никогда не отречемся от татарства! Пусть говорят, что между Польшей и Китаем Мы, как Сизифы, экономику катаем Дадим возможность посмеяться им задаром: Они ж не знают все до фени нам, татарам! Учтут пусть, гады: с этой тягой питьевою Гораздо легче нам справляться с тетивою. Пусть катят бочки мы их выпьем! Не хватит стрел мы пересядем все на МиГи. Мы в этом деле, кому следует, клянемся: Пусть ставят цели ну, а мы не промахнемся!

Кимельфельд Дмитрий * Рвется гамма басовых нот Арбалетной тугой пружины: Вот убийственный кротко болт, Лег в гнездо Пусть я не мужчина, Но смертельная красота, Что бестрепетно убивает, Чутко дремлет в моих руках, Зачарованно-неживая Далеко ли твой господин? Без него лишь мне верно служишь, В обещании своем един Хоть слуга, но со мной не дружишь Пусть претит тебе без затей С чем не властен сейчас бороться: И литой перламутр ногтей, И с цветными камнями кольца,. Ничего не будет нового, Смертно ранит арбалет! Кровь прольётся вином вызревшим, Затуманит, опьянит. Станет мир пустым, невидимым, Колокольчик зазвенит. Херувим помашет с палубы, Запоёт псалмы куплет. Он не примет боль, и жалобы, И вернуть не даст обет. Отвезёт в одну лишь сторону, Без наличных, золотых. На могиле каркать ворону, Поминая всех святых.

Позвоните мне из прошлого, Передайте свой привет. Ненашева Татьяна * С пальцев срываются стрелы. Как крыльями птицы пластиком оперённые. В сумасшествии выстрела не робей. За изгибом локтя точность, старание. Глаз закрыт с мушкой полуслияние.

Неуверенность осознания край пологий. Рукоять в упоре застыла, не дрожит С наконечника кликер не срывается, молчит. Без сомнений, в силе уверенный тяни. Преодолеет тетива, Концы собой стянув едва, Упругость дерева, и лук Пошлёт стрелу в плетёный круг. И пусть ещё рука стрелка До полной силы далека, Но раз за разом точно в цель Влетает жало даже в щель. Что враг, что дичь всегда мишень, Не оберег им ночь и день.

Мужает отрок лук растёт, Стрела всё дальше смерть несёт. Дергачев Геннадий * Стрельба из лука тонкая наука (простите за случайный каламбур). Вам на словах все объяснить не штука, А с практикой поможет вам Амур. Три главных правила, не стану лицемерить: Во-первых, видеть цель. Вы, во вторых, должны В себя поверить.

НЕ замечать препятствий, наконец. А лук и стрелы здесь не основное, их можно, скажем, пушкой заменить! Вам эти правила (при верном их настрое) Позволят хоть сквозь стены проходить Увидите эффект непредсказуем! Три правила чтоб дух тренировать. И, вот ещё воздушным поцелуем Рекомендую руку набивать Михальченко Сергей * Раздобуду лук и стрелы, Заберусь на край Земли, Где трава перегорела В буреломах до золы, Где вовсю медвежья осень, Где на шаг по два ручья, Где никто вовек. О ней и речь. За единственной ль на свете, Бесшабашная ли с плеч Ковалевский Сергей * Ветер буйный, боль разлук, Нет уж сил совсем у рук. Неужели та беда Одолела навсегда? Неужели моя доля Одному сидеть в неволе? Свет мой, зеркальце ответь: Где невесту присмотреть?

Подпишитесь на наши новости