плаще, три монаха в  рясах с капюшонами на головах, шли рядом, несколько горожан замыкали шествие. На повозке, боком, опустив голову,  сидела на сене молодая  женщина в лохмотьях. Худые руки её были связаны спереди. Пряди черных, как смоль, волос закрывали бледное лицо. Женщина, как в забытьи, мерно раскачивалась всем телом взадвперёд,  шептала что-то  Медленно, скрипя колесами, тяжелая повозка въехала на каменный мост и остановилась. Женщину подвели к перилам.

Она  смотрела вниз в темную воду, её била мелкая дрожь. В воду сатанинское отродье! Эхом разнеслось над рекой. Стражники подошли, перегнули женщину через перила, босые ноги мелькнули в воздухе, и хрупкое тело, почти без брызг, ушло в глубину, круги тихо разошлись и свинцовые воды сомкнулись Одна утренняя ласточка с  криком кружила над головами  черных людей,  пока они, перевесившись. Плот со стогом сена медленно, покачиваясь, выплыл из под моста,  сонный мальчик лениво подгрёбал кормовым веслом. Всё, не всплыла, - глухо произнёс один из горожан и плюнул вниз. Над Старым городом, багровым шаром, вставало солнце. Грег сидел на камне, прислонившись спиной к крепостной стене. Слева, в проём были видны развалины храма. . Храм уже разрушали, давно два века назад  Потом в период Перелома восстановили,  но всё как-то быстро и неуклюже и это уже был не тот храм, другой, новодел. Отец отца как-то рассказывал Грегу про этот период жизни города. .

 Внизу, в легкой дымке утреннего тумана нехотя просыпался Старый город. После Великой Депрессии встали мастерские, опустели цеха и ремесленные кварталы. Рудники остановились, но они уже нанесли свой смертельный удар городу. Река Ур, некогда полноводная и мутная, постепенно превратилась в высыхающий ручей. Остались остовы зданий внизу, в долине, тёмные  скелеты обезглавленных  деревьев. Красная пыль была всюду, слепила глаза, скрипела на зубах. Под палящим солнцем камни постепенно превращались в труху, становились землею. Развалины стены заросли травою, кое-где выросли, выстрелили вверх тонкими гибкими стволами кусты и молодые карагачи. Весной интересно было смотреть на зеленеющую, уже не прямую,  извилистую линию стены.

Раньше в Старом городе деревья нещадно стригли и кромсали. Сейчас люди спохватились, пытались оживить мертвую землю, бурили скважины, рыли колодцы. Земляные работы были неоправданно дороги, поля бесплодны. Глубокие скважины выплёвывали из себя грязную, кофейную жижу, потом шла густая зловонная грязь и всё начиналось сначала Поговаривали, что Совет грел себе руки на этих подрядах, забирая из городского бюджета последние средства. Земледелие не приносило больше желанных плодов.

Нехватка кормов и воды достигала катастрофического уровня. . Прошла   волна беспорядков черни. Но власти действовали решительно и жестко, опираясь на поддержку Сантополиса и Большой Совет. . Виселицы на городской площади редко пустовали. Те, кто выжил, смирились. Самые отчаянные срывались с насиженных мест и прорывались на побережье искусственного моря. Там была вода, лес, пульсировала ещё жизнь. Молодые с надеждой устремлялась на северо- запад,  в Сантополис.

Их ловили по дороге, калечили,  убивали, в цепях  гнали назад. Остались  и те, кто не смог достать желанный открепительный жетон, или как-то приспособился. Старики рылись в отвалах, искали шлат, отходы с бывшего  рудника. Остались и те, кому некуда, да и не на что было ехать. Люди жили на подачки Совета, слушали  обещания оглашателей на площади, обреченно качали головами и молча расползались по норам и хижинам. Фло долго не шла. На нее это было похоже, но так она еще не запаздывала ни разу. Я лег на спину на каменные плиты и стал смотреть в небо.

Мне, распластанному, раскинувшему руки крестообразно, как  Иешуа,  принявшего в себя тепло лета, отсюда, сверху, были видны пики трав, вонзающиеся в самое небо, и то, как по одному из стеблей туда же, к истаивающему в небе белому плоскому облаку ползет жук скарабей. Сверху посыпались камушки, хлопая крыльями пролетела ворона. Грэг, - услышал я голос Фло и повернул голову. Она стояла на камне, в белом хитоне,  прикрывая от солнца глаза рукой. Край одежды был обтрёпан, на левом колене краснела свежая царапина.

Насилу нашла тебя. Я поцеловал её  царапину, обнял за бедра. Я принесла тебе стрелу. Она достала из холщевой сумки стрелу для арбалета, завернутую в тряпицу. Ух ты, настоящая! Взяла в оружейной, в старой башне, когда носила лучникам обед. . Стрелы лежали в бочонке, надеюсь, их не пересчитывали. Теперь их у меня четыре. Грег вынул два камня в углу фундамента, вытащил из тайника старый арбалет.

Нет, вчера сделал пару выстрелов, он кивнул на старую массивную дверь с нарисованной на ней углем мишенью в виде лучника. Грудь и голова воина была истыкана и пробита в нескольких местах. Ты хорошо стреляешь, Грег Если от той стены это почти сто  ярдов. Она прижалась щекой к его руке. Надеюсь, ты не промахнешься. Я стрелял с черного камня, через дверной проём. И оба раза попал в голову. Очень хорошо, Грег, молодчина. Но ты должен попадать в глаз. Он всегда в шлеме с опущенным забралом.

Люди поговаривают, что он оборотень и скрывает свою  звериную морду. . Я эту морду запомнила на всю жизнь. Он  погубил  мою семью. Я знаю, у меня только один выстрел. . Перезарядить арбалет не удастся. За это время подготовленный лучник  может выпустить дюжину стрел - Так трудно заряжать? Кручу ручку ворота, можно двумя руками. Вот если бы два арбалета.

Один стреляет, другая заряжает. За один-то голову снесут на площади. Теперь бери, целься Он тяжелый. Жми на эту планку. Стрела с глухим стуком вошла в старое дерево. Но он всегда в панцире. Грег осторожно раскачал стрелу и с трудом вытащил. На дюйм почти вошла. Cмотри,  закаленный наконечник. С близкого расстояния пробьет и  панцирь. Но шансов у стрелка не будет никаких.

И смертником  быть желания мало - Нет, нас это не устраивает, милый. Нужно продумать пути отхода. У нас с тобой большие планы. Грег,  зачем ты учишь меня стрелять? Кто знает, может быть, тебе придется делать этот выстрел. Как бы я хотела! Но я, увы,  стрелок не меткий. Почему ты так говоришь? Что нового в инкубаторе? Воспитательница опять учила нас вышивать на пяльцах.

Подпишитесь на наши новости