Видели ли вы серебристые стаи рыб, солнечные блики на песчаном дне, мохнатые скалы и затонувшие корабли? Если да, то задумывались ли о том, что еще недавно, чуть более полусотни  лет назад, подводное царство было доступно лишь одиночкам? Именно такие одиночки подарили нам этот новый мир. Одним из них был Филипп Тайе. Правильно говорят, что детские впечатления накладывают отпечаток на всю последующую жизнь человека.

Так случилось и с героем нашего рассказа. Он родился года в приморском городке Мао-Ле-Бен. Отец Тайе служил в военно-морском флоте и объездил весь мир от Индокитая до Таити. После тихоокеанской кампании обосновался в Бретани, работал в Дирекции морских конструкций и оружия в Бресте. Впоследствии был переведен в местечко близ Ландерно на должность командующего Пиротехникой Сен-Николя.

Несколько лет, проведенных в Бретани, оставили неизгладимый след в дуйте маленького Филиппа. Он сам себя называл «поворотливым ребенком» и действительно был таким. Однажды, еще совсем маленьким, по дороге на пляж Филипп выскользнул из рук матери, подбежал на четвереньках к морю и замер, словно завороженный, любуясь его красотой. Испытывая непреодолимую тягу к путешествиям, мальчик тщательно обследовал окрестности городка: пешком, на велосипеде и маленькой байдарке. Он с удовольствием лазал по деревьям, греб веслами, учился ходить под парусом. Но больше всего на свете ему нравилось нырять. Отец давал уроки плавания по-европейски, брассом. Занятия воспринимались без особого энтузиазма. Гораздо больше увлекали рассказы о полинезийских ныряльщиках за перламутром и жемчугом, таитянских детях - охотниках за монетками, которые швыряли с борта военных кораблей забавлявшиеся моряки. Филипп научился делать так, как эти ребята, - нырять под корпуса кораблей и выныривать с другой стороны с монеткой в зубах, задерживать дыхание, покорять все более длинные дистанции до 20, 30 метров и больше, оставаясь под толстым слоем воды.

В семь лет он чувствовал себя в воде совершенно свободно. Однажды на ярмарке, обратив внимание на азартную игру, в которую можно было выиграть небольшую красную рыбку, Филипп долго смотрел, как играли другие, и выжидал. В конце концов, сыграл - и выиграл! По дороге домой, в машине, он внимательно наблюдал за тем, как плавал в сосуде маленький приз. Когда вода колебалась из-за неровностей дороги, рыбка, благодаря неуловимым движениям хвоста, оставалась неподвижной. Ничего из рассказов отца о плавании не было похоже на эту манеру.

Дома, наблюдая за трофеем, Филипп придумал особый способ перемещения на воде - «по-дельфиньи». Попытался скопировать движения рыбки. После этого экспериментатор лег на воду и начал работать вертикально двумя ногами вместе, как будто бы они были одним целым. На этот раз получилось. Благодаря изобретению на воде ему не было равных. Нужно ли удивляться тому, что подобно отцу и старшему брату Филипп выбрал морскую профессию? В 1924 году Тайе поступил в Высшее военно-морское училище, где пользовался репутацией отличного пловца, входил в состав спортивных команд по плаванию и водному поло. В моду входил кроль, новый стиль, появившийся после Олимпийских игр в Стокгольме. Будущим морским офицерам было предписано освоить его. Филипп попытался показать инструктору плавание «по-дельфиньи». Приказ есть приказ, и осваивать нужно было кроль.

Каково же было его удивление, когда через год он увидел фильм, в котором исполнитель роли Тарзана Джонни Вейсмюллер  плавал  «по-дельфиньи». «Он украл у меня мой способ!» - смеялся Тайе. Рыба ищет где глубже, а человек - где рыба. Это известное изречение Жака-Ива Кусто было вполне применимо к Филиппу. Два года учебы в Высшем военно-морском училище позволили солидно пополнить знания по астрономии и навигации, океанографии и морской истории, устройству кораблей и артиллерии. Все это совмещалось с постоянными практическими занятиями по управлению парусом, греблей, морской сигнализацией и традиционным вязанием узлов.

И, наконец, выход в открытое море на учебном корабле «Жанна д'Арк». Мадейра, Дакар, берега Африки, бескрайние просторы Атлантики, Карибское море. В памяти этих лет осталась не только красота географии, но и изнуряющий труд по погрузке угля в пыли и духоте. Впрочем, не пройдя такого испытания, люди не становятся настоящими моряками. По окончании училища в октябре 1927 года Тайе вступает на борт старой развалины, судна «Жан Барт» в Тулоне.

Служба оказалась рутинной, монотонной, больше похожей на дремоту. Не хватало энтузиазма и воодушевления. Деятельный Филипп боролся со скукой всеми доступными средствами. Например, покидая корабль, прямо с палубы нырял в воды порта. Или забрасывал на балкон комнаты цепочку с якорьком на конце и таким образом попадал наверх. Впрочем, детская романтика скоро закончилась. В течение последующих пяти лет Тайе сменил семь кораблей.

Подпишитесь на наши новости